Спасут земля и хворост - эволюция полевых укреплений

// Эдуард Коршунов,  Андрей Михайлов

История военного дела и военной техники в значительной мере определяется непрекращающимся соперничеством средств защиты и средств нападения или, говоря образно, щита и меча. Она также дает немало примеров, когда идея, которая, казалось бы, отошла в прошлое, возрождалась на новом техническом и технологическом уровне.

Туры, габионы, фашины

Ярким примером того может служить развитие защитных приспособлений на основе емкостей, заполненных грунтом (землей, песком, камнями). Их широкое распространение начинается на рубеже XV–XVI веков, когда развитие в странах Европы артиллерии и особенно распространение литых чугунных ядер привели к коренным изменениям в долговременной и полевой фортификации.

Войска, осаждавшие крепость, чтобы защититься от артиллерийского огня оборонявшихся, были вынуждены насыпать вокруг своего лагеря и батарей валы, копать траншеи. Одним из простых и эффективных приспособлений для решения фортификационных задач в этих условиях стали круглые бездонные корзины, сплетенные из прутьев, которые устанавливались на позициях и наполнялись землей. В России за ними закрепилось наименование туры (от французского tour – башня), но в странах Западной Европы их чаще называли габионами (от итальянского gabbione – клетка). Установить и «насыпать» туры можно было гораздо быстрее, чем построить собственно земляное укрепление. К тому же тур, выбитый неприятельским ядром, легко заменялся новым. Более того, саперы использовали тур как подвижное прикрытие: положив горизонтально и наполнив вместо земли хворостом или шерстью, его катили впереди с помощью специальных крюков.

11-01.jpgКроме туров, активно применялись наполненные землей мешки и фашины. Мешки с землей или песком в качестве строительного материала появились в глубокой древности. Так, персы еще в IV–V веках возводили из них в пустынной местности целые укрепления. Не менее давнюю историю имели связки хвороста – фашины, которые еще в период Античности и в Средние века активно использовались для заполнения крепостных рвов. С развитием артиллерии фашины стали применяться в укреплениях из туров и для прикрытия траншей.

В XVII–XVIII веках произошел настоящий расцвет фортификации с применением туров, фашин и земленосных мешков. Большое значение укреплениям такого рода придавал, например, выдающийся французский фортификатор и инженер Себастьян Вобан (1633–1707). В русском переводе 1744 года одного из его трактатов говорится: «С начала осады надобно туры в запасе иметь и смотреть, чтобы они из мяхкого хвороста и хорошо зделаны были». Для изготовления туров Вобан советовал оплетать хворостом восемь, девять или десять кольев «округлостью в четыре или в пять дюймов», заостренных с одной стороны. Он также указывал, что высота тура должна составлять 2,5 фута (около 0,8 метра) и быть равна диаметру, «чтоб их легче ворочать». Перед началом строительства траншей, как отмечено в трактате, каждый батальон пехоты должен был запасти от двух до трех тысяч (!) туров. Их изготовление рекомендовалось поручать «разумеющим копателям (саперам. – Прим. авт.) и минерам». Эти туры использовались для прикрытия саппы, под которой Вобан понимал переднюю часть траншеи, и устанавливались в ряд «обвостренными колышками» вверх и насыпались землей, причем копатель работал, пригнувшись за турами. Засыпанную землю надо было «поколачивать» лопатой или специальной колотушкой (чекмарем), «чтобы земля в нем оседала». Между турами располагались поставленные друг на друга мешки с землей, сверху укладывались фашины, которые полагалось надевать на острые концы колышков, после чего сверху насыпалась земля. Из туров и фашин Вобан рекомендовал возводить и более сложные сооружения, например кавалиеры, для чего три ряда туров ставились друг на друга.

В России первые «переложения» книг Вобана появились после 1720 года. Однако несколько раньше по приказу Петра I, придававшего большое значение фортификации и инженерному делу, были переведены и опубликованы труды еще нескольких европейских военных инженеров. Во многих из них турам и фашинам уделялось большое внимание. Так, в книге немецкого артиллериста Иоанна Зигмунта Бухнера, опубликованной в России в 1711 году, турам была посвящена отдельная глава. В ней рекомендовалось использовать для прикрытия орудий туры трех видов: двойные (высота – девять-десять футов), «одинакие» (семь-восемь) и половинчатые (высота – шесть футов при диаметре всего в четыре фута). Рекомендации Вобана, Бухнера и других инженеров отнюдь не носили умозрительного характера. Армия Петра I действительно активно использовала для защиты своих позиций туры, фашины и мешки с песком, которые постоянно упоминаются в распоряжениях императора.

11-027.jpg

Все эти приспособления сохраняли свое значение на протяжении XVIII и большей части XIX века. Очень широкое применение нашли они во время Крымской войны. По подсчетам видного историка фортификации Цезаря Кюи (1835–1918), англичане и французы при осаде Севастополя употребили до двух миллионов мешков с землей и песком. Защитники города активно использовали те же мешки, туры, наполненные землей бочки. Имело место и своеобразное новшество: влившиеся в состав севастопольского гарнизона моряки Черноморского флота плели корзины для земли и щиты для прикрытия амбразур из корабельных канатов. В опубликованном в конце XIX века учебнике по полевой фортификации Цезаря Кюи турам, фашинам, земленосным мешкам был посвящен особый раздел. Туры в нем разделены на два типа: сапные и батарейные, которые различались размерами. Автор привел также своеобразную «норму выработки». По его мнению, три человека за 12 часов могли изготовить из готового хвороста 8–12 сапных туров или шесть-семь бастионных. Фашины в учебнике также подразделялись на несколько типов: батарейные или обыкновенные, предназначенные для одежды крутостей, потолочные – для покрытия потолков блиндированных строений, водяные, внутрь которых «ввязаны» камни для лучшего погружения в воду, и другие. Особенно высокую оценку дал Кюи земляным (земленосным) мешкам. «Мешки, – писал он, – бесспорно, один из лучших материалов и употребление их всегда имело обширнейшее развитие». Кюи подробно рассмотрел использование мешков для одежды крутостей и щек амбразур, сооружения брустверов, описал, как «на скате бруствера из земляных мешков выделываются бойницы, прикрывающие стрелков от ружейного огня».

Современное применение

В войнах начала ХХ века туры и фашины продолжали использоваться для возведения оборонительных сооружений, но почти всегда в сочетании с другими материалами, поскольку укрепление, составленное из одних корзин с землей или вязанок хвороста, сопротивляться огню современной артиллерии не могло. Наиболее употребительными оставались, пожалуй, мешки. В пособии по полевой фортификации 1917 года о них говорилось: «Земленосные мешки применяются не только для одежд, но и для переноски земли, для быстрого устройства бруствера; они же могут заменять щиты (броневые. – Прим. авт.) или забрасывают проволочные заграждения и быстро исправляют повреждения окопов; из них делают бойницы и другие детали окопов, словом, применение земленосных мешков крайне разнообразно и полезно как по быстроте работы, так и по прочности и легкости исправления».

11-037.jpgЭта высокая оценка земленосных мешков полностью оправдалась в ходе Второй мировой войны и военных конфликтов второй половины ХХ века. На фотографиях советских городов и позиций армии времен Великой Отечественной войны можно постоянно видеть укрепления и защитные сооружения, возведенные с помощью этого нехитрого «строительного материала». В сочетании с другими материалами (в том числе металлическими конструкциями) мешки с грунтом применялись и позже. Используются они по сей день, правда, не холщовые, а бумажные.

Между тем, как это бывает очень часто, идеи военных инженеров подхватили и развили гражданские строители. В конце XIX века для укрепления насыпей, защиты берегов рек от подмыва они стали активно применять ящики из металлической проволоки, наполненные щебнем и камнями, которые по аналогии с приспособлениями из прутьев получили наименование габионов. Здесь стоит заметить, что европейские армии в первой половине XIX века наряду с цилиндрическими турами использовали плетенные прямоугольные коробы.

В наши дни многовековая идея тура-габиона вновь оказалась востребована, будучи реализована, разумеется, на совершенно ином, современном технологическом уровне. Доказательством тому служит успех британских габионов системы Hesco Bastion (и одноименной фирмы), разработанных в конце 1980 года Джеймсом Хесселденом. Они представляют собой короб из металлической сети, внутрь которого помещается тканевый контейнер, что позволяет использовать в качестве наполнителя не только камни, но любой материал, независимо от фракции. Габионы Hesco Bastion применялись войсками НАТО для строительства защитных сооружений в Югославии, Афганистане, Ираке.

Новаторский характер носит быстровозводимое полевое укрепление в виде габионов насыпного типа «Редут», разработанное в России. Данное укрепление представляет собой сборную быстровозводимую конструкцию в виде контейнеров из тканевых (либо искусственных) материалов, армированных сварной оцинкованной (или с полимерным порошковым напылением) металлической сетью. «Редут» предназначен для оперативного развертывания временных быстровозводимых укреплений в районах чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, для защиты от наводнений, возведения дамб, искусственных барьеров, предотвращающих распространение воды и огня (в том числе при лесных пожарах), возведения временных полевых укрытий (укреплений), используемых как в мирное, так и в военное время (оборудование периметра полевых лагерей, обустройство КПП, блокпостов, наблюдательных вышек), в том числе при проведении антитеррористических мероприятий, для укрепления насыпей, автомобильных и железных дорог, речного и морского берегоукрепления, ландшафтных работ, стабилизации почвенной эрозии и консервации грунта. К месту развертывания «Редут» может доставляться любым видом транспорта, включая воздушный. Развертывание по заданной схеме шестисекционного укрепления занимает всего пять – десять минут в зависимости от рельефа местности, а также от численности и подготовленности личного состава. Развернутое укрепление может быть заполнено любым видом грунта (песок, земля, камни), изымаемого непосредственно на месте монтажа.

Испытания габионов «Редут» проводились в 2011 году. Укрепления из габионов возводятся в прямом смысле слова за считаные минуты. Их конструкции удобны и надежны в эксплуатации и позволяют возводить различные фортификационные укрепления на позициях войск, в первую очередь в особых условиях: на местности с высоким уровнем грунтовых вод, в горных, пустынно-степных районах и зимой. Защитное оцинкованное покрытие стального каркаса габионов, а также применение прочного синтетического материала для оболочки обеспечивают условия для длительной эксплуатации взведенных защитных стен или возможность длительного хранения изделий на складах, в закрытых помещениях. Испытания габионов показали также высокую прочность, надежность и обеспеченность защиты по непробиваемости их пулями (7,62-мм со 100 метров), осколками мин и гранат.

Источник:  http://vpk-news.ru

Возврат к списку